Обычный Крупный Очень крупный
A A

​Валентина Пономарева: «Гагарин был очень искренним человеком»

11/04/2018

57 лет назад человек впервые отправился в космос, полет Юрия Гагарина стал одним из главных событий ХХ века. Воспоминания о начале космической эры неизменно вызывают интерес и помогают лучше понять ее героев. «Душевная Москва» познакомит вас с Валентиной Пономаревой, членом отряда космонавтов с 1962 по 1969 годы. Валентина Леонидовна готовилась к полету в составе женской группы, являлась вторым дублером Валентины Терешковой и была лично знакома с Юрием Гагариным.

-

– Валентина Леонидовна, как Вы попали в отряд космонавтов?

– После первых успешных полетов человека в космос было принято решение набрать группу женщин для подготовки к космическому полету. 58 женщин написали заявления, их набирали по аэроклубам и в основном среди парашютисток, потому что при приземлении из космоса нужно было катапультироваться из корабля «Восток» на парашюте. После медотбора нас осталось 5 человек, причем Валентина Терешкова и остальные девушки были парашютистками и даже рекордсменками. А я занималась авиаспортом, была летчицей и окончила авиаинститут. У меня было всего 8 прыжков, и для меня парашютная подготовка стала непростым делом.

После медкомиссии была так называемая «мандатная» комиссия, проверяли безупречность биографии. Там я впервые увидела Юрия Гагарина. Комиссия была очень представительная, около 15 генералов, среди них майор Гагарин оказался самым скромным. Он, как потом мне рассказали, возражал против моей кандидатуры, потому что я была замужем и у меня уже был четырехлетний сын, а он считал, что жизнью матери рисковать недопустимо. Но, тем не менее, меня зачислили в группу – это было в марте 1962 года.

– Все пятеро женщин готовились к полету на равных, заранее не знали, кому придется лететь. При многочасовых предполетных тренировках были какие-то скидки «для слабого пола»?

– Программа тренировок была как у мужчин, безо всякого облегчения. И крутили на центрифугах до таких же перегрузок, и нагревали до тех же градусов в термокамере. Другого подхода и быть не могло, мы всерьез готовились к разным неожиданностям, которые могли подстерегать в космосе. Юрий Гагарин в то время был командиром отряда космонавтов и как-то по-особенному опекал нашу женскую группу. Регулярно приходил в здание профилактория, где мы жили в Центре подготовки космонавтов. У нас была общая комната с круглым столом, мы собирались там вечерами и он расспрашивал, какие у нас тренировки, какие успехи или неудачи. Хотя Гагарин и другие космонавты были против того, чтобы женщины летали в космос, но все относились к нам по-дружески, всячески помогали, учили нас, как справляться с испытаниями и сохранять бодрость духа.

-

Гагарин опекал нас вплоть до самого полета в июне 1963 года, даже на космодроме присматривал за нами. Полет несколько раз откладывался из-за солнечной активности, ожидание затянулось на две недели. Гагарин устраивал нам по утрам побудку: «Мамзельки, подъем!», вел на зарядку. В течение всей подготовки он поддерживал нас не только как командир отряда, но и просто потому, что у него была такая потребность, он понимал, что нам трудно и физически очень тяжело.

– Гагарин готовил вас к тому, что полет в космос – это тяжело? Не делал из этого тайну?

– Нет, он не говорил, что это тяжело, такой мысли не было. Гагарин готовил нас к тому,чтобы успешно пройти все испытания в процессе подготовки, морально нас поддерживал и настраивал.

– Каким Гагарин остался в Вашей памяти?

– Гагарин был очень искренним, никогда ни тени рисовки, никакой «звездности» из-за того, что он – первый «Гражданин Вселенной». Он одинаково говорил и с академиком, и с пионером. Когда он вернулся из полета и стал командиром отряда космонавтов, он никогда не мелочился и не придирался, не накладывал взыскания за опоздание на тренировку или другие незначительные происшествия, оставляя пространство для саморегулирования. Но если происходило что-то серьезное, проявлял всю необходимую для командира жесткость и не думал, что друзья косо посмотрят или будут обвинять в зазнайстве. Как сказал один коллега, Гагарин был солнечный парень. Когда он погиб, это было личное горе для всех людей, которые его знали.

– Несколько лет назад Вы написали книгу о том, как тренировались в отряде космонавтов, как потом работали в Центре подготовки космонавтов. Наверное, Вас часто приглашают на встречи, чтобы Вы лично поделились воспоминаниями?

– Я стараюсь ежегодно приезжать на научно-общественные Гагаринские чтения в Смоленской области, на родине Юрия Алексеевича, в городе, который раньше назывался Гжатск, а теперь Гагарин. Чтения начинаются 9 марта, в день рождения нашего первого космонавта, а потом продолжаются несколько дней. Там есть молодежная секция, где с докладами об истории космонавтики выступают школьники и студенты, я к ним отношусь с особой симпатией. Еще я часто выступаю перед студентами в Люберецком техникуме, где когда-то учился Гагарин. Также у нас в общественном Союзе женщин летных специальностей «Авиатриса» регулярно проходят встречи. Когда-то мы, затаив дыхание, слушали летчиц, которые воевали в Великую Отечественную войну. Теперь наш черед рассказывать молодым о славных страницах прошлого.