Обычный Крупный Очень крупный
A A

Равный консультант Анна Якунина: «Я научилась смаковать жизнь чайной ложечкой»

24/01/2019

-

Чаще всего в разговоре Анна Якунина употребляет словосочетание «мне повезло».

Ане повезло, когда в Москве она практически сразу нашла работу продавца-консультанта в сети ювелирных магазинов «Агата». В столицу она приехала из Сибири, забрав с собой только дочь. Остальное оставила бывшему мужу.

В Москве жила Анина родная сестра с семьей. У нее и устроились.

Работа очень нравилась. Настолько, что вскоре Аня стала директором магазина, а затем возглавила продажи во всей сети. Молодая, энергичная, целеустремленная девушка делала карьеру легко. А еще Аня всегда была очень организованной. Она и к своему здоровью относилась так же: к гинекологу и стоматологу - раз в полгода, как Отче наш... Тем более, что французская компания, в которой Аня работала, страховала своих сотрудников в известной коммерческой клинике. В ней-то Аня и наблюдалась.

Интуиция

Единственной ее проблемой была фиброзно-кистозная мастопатия. Ничего угрожающего. Аня регулярно делала УЗИ, врачи регулярно выписывали ей Мастодинон, жизнь шла своим чередом. Но однажды между грудью и подмышкой Аня нащупала маленькую шишечку, совсем маленькую, с половинку рисового зернышка. Не будь Аня такой худенькой – всего-то 51 килограмм – ни за что бы ей эту шишечку не увидеть! В следующий визит она показала свою находку врачу. Вердикт – киста.

В 2013 Аня заметила, что уплотнение растет. «Кому бы я эту историю ни рассказывала, все меня спрашивают, – почему врачи брали пункцию откуда угодно, только не из этой «шишечки». Отвечаю. Мне все время говорили: «У вас тут написано – обследование молочной железы, значит, железу и обследуем». Шаг влево, шаг вправо... Неизвестно, чем бы закончилась эта история, но Ане неожиданно повезло. Она решила поменять работу. Просто устала. Перестала видеть перспективу, захотела заняться чем-то другим. И как человек, который привык себе доверять, она просто уволилась. А не стало работы, не стало и страховки.

Перед новым карьерным рывком Аня решила еще разочек провериться. Все-таки не нравилась ей эта шишечка. Нашла не такую пафосную коммерческую клинику, оплатила прием хирурга-маммолога и пришла на прием. Врач сказал, что причин для беспокойства не видит. Правда, в своем заключении написал – «требуется дообследование». «Я тогда на эту приписку внимания не обратила, – вспоминает Аня, – вышла из кабинета, посмотрела – на двери табличка «кандидат медицинских наук». Подумала – кто я такая, чтобы сомневаться. Будь что-то серьезное, мне бы прямо здесь назначили дополнительные обследования.

Аня видит, что я хочу что-то сказать и предупреждает вопрос: «Иногда меня спрашивают, что ж ты в онкодиспансер сразу не обратилась? А вот не знала!»

Судьба

Тем временем, Аню уже ждали на новой работе. Но ей почему-то было неспокойно. Она еще на пару дней отложила свой выход и отправилась кхирургу по месту жительства. В обычную районную поликлиннику. После осмотра хирург только и сказал: «Прямо сейчас, не откладывая, к онкологу!»Так Аня попала на прием к немолодой уже женщине-врачу, которая взглянув на «шишечку» из-под очков, только и вздохнула: «Не нравится мне твоя опухоль». И тут же взяла пункцию.

Через десять дней Аня узнала, что у нее рак.

«Мне повезло, – улыбается она, – агрессивная гормонозависимая опухоль, которую не лечили три года, а стадия – всего 2B (в онкологии принято разделять заболевание на 4 стадии, каждая из которых делится еще на три – А, В и С). Онколог посоветовала идти в 62 больницу. Но попасть туда можно было только через онкодиспансер. Приема пришлось ждать три недели. Тогда Аня еще не знала, что по закону ее обязаны были принять в течение 5 дней после того, как поставили диагноз. А в случае отказа нужно просить его письменное обоснование. Обычно после этой процедуры время приема находится. Пусть даже и не по месту жительства. Но Аня ничего этого не знала и потеряла почти месяц. Поэтому когда ее обследовали в 62-й, ей уже ставили стадию 3С. «Но мне снова повезло, – совершенно серьезно говорит Аня, еще бы на месяц позже, и прогноз был бы совсем неутешительным. А так – я к тому же еще и попала в руки к Игорю Анатольевичу Грошеву – гениальному доктору, который лечил Дарью Донцову». Грошев как раз к моменту Аниной госпитализации вышел из отпуска.

К разговору с врачом Аня подготовилась также основательно, как и ко всему, что она делала. В ее списке было 15 вопросов, а беседа длилась почти 40 минут. Грошев ответил на все. Поэтому когда он сказал, что грудь нужно удалять, Аня приняла это без сопротивления. Надо значит надо.

Мастэктомия была радикальной, удалили не только левую грудь, но и все лимфоузлы с левой стороны.

-

Красота

Я внимательно смотрю на Аню – вообще не заметно, что у нее нет одной груди. Но оказывается, недавно она сделала восстановительную пластику. Пошла к пластическому хирургу заодно с двумя своими подругами. С девушками у хирурга проблем не возникло. Если у женщины есть лишний жирок на животе, его оттуда забирают и делают из него новую грудь! Мечта любой женщины! Если не знать обстоятельств.

У Ани никаких«излишков» не было. Да и кожа была не в лучшей форме. После операции назначили курс лучевой терапии. От этого кожа грубеет, теряет эластичность. Но ей, как я уже догадываюсь, снова повезло. Хирург и не думал сдаваться. Под кожу Ане вставили небольшой силиконовый шарик – экспандер. В него постепенно добавляли физраствор, чтобы он увеличивался в объеме и растягивал кожу. Когда их усилия увенчались успехом, Ане поставили силиконовый имплант. Кстати, по квоте. После мастэктомии такие операции делают бесплатно.

Разговор с Аней - это как встреча с путешественником, побывавшем на другой планете. Я и не предполагала, например, что существует услуга 3D татуаж соска. Это для тех, кому не удалось его сохранить или восстановить. Стоит 50 тысяч рублей. Но Аня знает двух женщин в Москве, которые делают такой татуаж совершенно бесплатно. Увидеть, что это рисунок, можно только с очень близкого расстояния. А еще сейчас делают орган сберегающие операции, когда удаляют саму железу, оставляя кожу, которую потом заполняют эндопротезом.... В общем, незаметно для себя, мы начинаем говорить «о девичьем».

У Ани короткая стрижка. И ей идет. Это после химии? – спрашиваю. Да, – отвечает Аня, – но не потому, что волосы невозможно отрастить до былой длины. Просто когда они выпали, Аня увидела, что с формой головы ей тоже повезло. И поэтому смело вышла к людям без парика. Многие женщины, перенесшие химию, пишут, как это страшно, показаться в таком виде на людях. У Ани страха не было. Потому что даже совсем без волос ей было хорошо. И еще лучше – с очень короткими. Более того, когда волосы начали отрастать и люди перестали ее тайком рассматривать, она поняла, что уже даже привыкла к всеобщему вниманию.

На равных

Тот факт, что короткая стрижка может быть очень стильной и женственной – не единственное открытие, которое сделала Аня за время болезни. Она поняла, что ее опыт может быть полезен другим женщинам. Поэтому когда познакомилась с Екатериной Башта – руководителем программы «Женское здоровье», мгновенно поняла, что это и есть то новое дело, которому она готова отдавать свою энергию. Программа «Женское здоровье» – проект фонда социальных программ и поддержки женщин «Александра», учрежденного Натальей Тимаковой (ранее программа была частью фонда «Вольное дело»). Название говорит само за себя. Волонтеры «Женского здоровья» старались поддерживать женщин с диагнозом «рак груди», и Аня с энтузиазмом присоединилась к благому делу. «Мы ходили по больницам, дарили женщинам корректирующее послеоперационное белье и экзопротезы, брошюры с полезной информацией, говорили по душам». Но однажды случилось то, чего не ожидал никто. После визита волонтера одна из женщин отказалась от операции! Наотрез. Руководство программы попыталось выяснить, что в разговоре двух женщин было такого, что одна из них так испугалась предстоящего лечения. Попытка провалилась. По мнению волонтера ничего «такого» она не говорила. «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется…». И тогда руководство программы приняло решение – добровольцам нужна специальная подготовка. Женщины, прошедшие обучение, уже не просто волонтеры, а равные консультанты. Чтобы стать «равным», необходимо прослушать два очных семинара и пройти два месяца заочных онлайн консультаций.

«Главная заповедь, – говорит равный консультант Анна Якунина, – не давать врачебные рекомендации. У нас у всех есть внушительный опыт лечения, но он не дает права что-то советовать. Вторая – не пугать, не сгущать краски, не живописать подробности! Третье правило – удерживать личностные границы, помнить, что мы пришли не пожалеть или стать подругами, а дать информацию и поддержать».

Равные консультанты приходят только в те больницы, с которыми у фонда есть договор. Врачи должны быть уверены, что работа волонтеров не наносит вреда их пациентам, что они в одной команде с медперсоналом.

Два раза в месяц, почетвергам Аня вместе с другими равными консультантами приходит в НКМЦ им. Логинова,и делится своим опытом с женщинами, отвечает на вопросы, раздает памятку, в которой указан мобильный телефон равных консультантов и просьба звонить по будням, с 11 до 18…

Чего в работе равных консультантов больше – информации или поддержки? - спрашиваю я. Аня на секунду задумывается и говорит, что всего поровну. Да, у женщин миллион вопросов, которые не всегда можно задать врачу. Женщин часто волнует, что им можно, а что нельзя после операции. «У тех, к кому мы приходим, не распространено приглашать домой клиниговую компанию, – смеется Аня, поэтому вопрос можно ли мне гладить или стоять у плиты – чуть ли не самый популярный. Конечно, можно, – говорим мы. Нам нельзя перегреваться и ходить в сауну, но в сауне – 90 градусов, у плиты никогда не будет так жарко. Тяжелые кастрюли поднимать нельзя, это да. Остальное не страшно».

Второй самый распространенный вопрос или даже крик души – неужели я больше никогда не смогу съездить на море! «Море бывает разное, – рассуждает Аня вместе с женщинами. Я первые два года после операции ездила на Балтику. А потом нужно спросить своего врача. Первое время, может, и не надо лететь в жаркие страны, резко менять климат, особенно зимой, но потом врач вам вполне может дать разрешение»…

Молодые женщины спрашивают, как восстановить грудь, не отвернутся ли от них мужья. А как лучше – сразу сказать мужчине, с которым познакомилась или попозже? Вот здесь правильного ответа нет. Зато есть опыт других девушек. Про одну из них Аня рассказывает со смесью радости и гордости. Познакомившись с молодым человеком, она решила не «пугать» его сразу, а посмотреть, как будут развиваться отношения. После первого секса стало понятно – они совпали. И тогда девушка рассказала возлюбленному, почему не сняла бюстгальтер. Конечно, для мужчины это уже не имело значения.

Та Самая Работа

Постепенно равное консультирование стало занимать все время Ани. В ее телефоне – 1200 контактов, около тысячи из них принадлежат женщинам, которым она помогла. Умение ставить цели, организованность и упорство пригодились и здесь. Вскоре программа «Женское здоровье» пригласила Аню работать в штате, и она с радостью согласилась. Это и была Та Самая Работа! Приносящая счастье, чувство осмысленности и деньги. Но летом Аня поняла, что должна уволится. За весну ушли пять женщин, с которыми она была близко знакома. Кто-то угасал медленно, и Аня вроде была к этому готова, кто-то сгорел за считанные недели. Терять людей, с которыми ты шел один путь, всегда тяжело. Особенно, если ты с ними – «в одной лодке». Аню учили защищать себя от чужой боли, не проецировать на себя состояния и проблемы других людей. Но даже самая надежная защита иногда дает сбой. «Я поняла, что начинаю обследоваться, переживать, сомневаться в выводах врачей – вот они говорят мне, что все хорошо, а я думаю: так и тогда мне тоже долго говорили, что проблемы нет».

Было и еще кое-что. Ощущение нового этапа. А своим ощущениям Аня привыкла доверять. Теперь она просто волонтер программы. Впрочем, нет, не «просто».Ей по-прежнему звонят и пишут в чатах, она по-прежнему помогает огромному для обычного волонтера числу людей. Помогает не только лично, но и, вдохновляя своей жизнью, которой делится в Инстаграме и Фейсбуке.

Новая жизнь

На мой вопрос как вы живете, Аня отвечает до мурашек просто:живу с удовольствием. «В Инстаграме я так и написала – смакую жизнь чайной ложечкой», – поясняет Аня, – ко мне наконец-то пришло осознание того, что нужно не просто жить, а жить жизнь, проживать каждое мгновение…Сейчас я вижу, что некоторые люди даже есть спокойно не могут. Они проглатывают пищу, не замечая вкуса. Я, правда, и сама по себе человек медлительный. Но я всегда наслаждалась вкусом еды. А вот в остальном не получалось. Жила так, словно мне нужно успеть на поезд, который вот-вот уйдет…».

Сейчас Аня не просто не спешит. Она не суетится. Я спрашиваю, а как же деньги, ведь болеть так дорого, да что болеть - жить дорого, и столько всего хочется! Но оказывается, что сто процентов ее лечения покрыли квоты. А желания? Их много, да, но для счастья вовсе не обязательно есть черную икру на завтрак. Пусть это банально, но ароматный кофе утром – это счастье, новая выставка – счастье, хорошая погода – счастье, а еще возможность посидеть с подругой, сходить с повзрослевшей дочерью на интересный спектакль, сидеть в сквере на скамейке и слышать пение птиц, наблюдать за сверкающими снежинками, тихо вьющимися в ярких пятнах городских фонарей… Все это счастье, которое не требует капитальных вложений. А на жизнь Аня умеет зарабатывать.