Обычный Крупный Очень крупный
A A

​Фонд «Гольфстрим»: спасти родителей от выгорания и укрепить взаимопомощь

12/12/2018

Воспитывая детей, мы часто заглядываем в книжки или в интернет в поисках универсальных советов. Но вот для ребенка с особенностями развития и советы нужны особые, порой абсолютно индивидуальные. Как заниматься с малышом, у которого синдром Дауна или аутизм? Как сохранить позитивный настрой в семье и научиться преодолевать стрессы? Консультации от психологов и реабилитологов можно получить на занятиях в Школе родительской компетенции «Я родитель», которые проводит благотворительный фонд помощи тяжелобольным людям «Гольфстрим».

-

В 2018 году школа «Я родитель» действовала на средства, полученные в рамках Конкурса субсидий Комитета общественных связей Москвы. 45 родителей участвовали в тренингах, консультировались у психологов и других специалистов. Президент и учредитель фонда «Гольфстрим» Марина Зубова рассказала «Душевной Москве» о поддержке семей, где растут дети с особенностями развития, и о собственном опыте воспитания.

– Марина, почему Вы занялись помощью семьям с особыми детьми? Как правило, для этого существуют какие-то личные причины…

– У меня тоже ребенок с особенностями развития. Когда я окунулась в эту проблематику и познакомилась с другими родителями, появилась идея учредить фонд, чтобы вместе создавать условия для развития таких деток. Сейчас моему сыну Андрею 9 лет, он учится во втором классе обычной школы. А нашему фонду 8 лет, и именно личный опыт воспитания сына помогает понять, что не хватает таким же семьям и в какой помощи они нуждаются.

– Так появилась и Школа родительской компетенции?

– Да. Наши дети много занимаются с врачами и педагогами, чтобы не отставать от сверстников, но эту работу нужно продолжать и дома. Без поддержки родителей ничего толкового не получится. А родители часто не знают, как правильно взаимодействовать с ребенком, учитывая особенности его развития. Исходя из этого, мы построили курс родительской компетентности. Начав решать со специалистами очевидные проблемы, родители добрались и до своих собственных, внутренних: при большой нагрузке по уходу за детьми им необходима психологическая поддержка, иначе неизбежно наступает эмоциональное выгорание. На занятиях мы постарались укрепить уверенность мам и пап в своих силах, раскрыть их внутренний потенциал. А еще было важно развить взаимное доверие и укрепить родительское сообщество, в котором обмениваются опытом, симпатизируют и помогают друг другу.

-

– Сейчас в Москве много благотворительных фондов, которые помогают детям с особенностями развития. Почему люди идут к вам, в чем особенность «Гольфстрима»?

– Так сложилось, что мы прежде всего работаем с детьми, у которых последствия церебрального паралича, синдром Дауна или аутизм. Наши специалисты проводят реабилитационные программы для таких детей, но при этом мы развиваем инклюзивную среду, то есть к нам также ходят здоровые дети и они занимаются вместе с особыми детьми. Такой подход редко удается реализовать в Москве. В нашем инклюзивном центре «Вместе весело шагать» проходят общие праздники и групповые занятия по творчеству, по подготовке к школе. Мы работаем в основном с дошкольниками и младшими школьниками, в этом возрасте еще нет стереотипов и дети хорошо общаются друг с другом, без предубеждения.

-

– Интерес семей с особыми детьми понятен. А чем вы привлекаете семьи с обычными детьми, они не избегают общения?

– Наш центр расположен на первом этаже жилого дома в обычном московском районе и к нам приходят те, кто живет вокруг. Конечно, мы проводим разъяснительную работу с родителями, не просто «закидываем» в группу всех подряд. И кто остается, готов к инклюзивной среде. Надо еще сказать, что родители ценят опыт наших специалистов, потому что у них высокая квалификация и серьезный опыт работы, они могут найти подход к любому ребенку – а ведь свои особенности есть у каждого. Нашему центре уже третий год и те, кто с нами, не собираются уходить.

– Может быть, осознание инклюзии тоже пришло к вам через опыт воспитания сына?

– Да. Ему очень не хватало друзей в раннем детстве, потому что он не ходил в детский сад, а мы все время уделяли занятиям с врачами и педагогами. Мне казалось, что пока сын маленький, надо вытащить его из болезни. А он очень страдал от дефицита общения. И когда он пошел в школу, стало понятно, что он не может надышаться общением и ему очень не хватало друзей. Теперь я советую родителям не допускать таких же ошибок. Психологическое состояние не менее важно, чем «встать на ноги». И об этом, кстати, мы тоже говорим в Школе родительской компетенции.

– Что вы еще рекомендуете родителям особых детей не упустить из виду?

В наших семьях нередка ситуация гиперопеки, а каждому ребенку нужно поле для самостоятельности. И еще не нужно стесняться идти к специалистам с самыми разными вопросами, чтобы откорректировать какие-то психологические или поведенческие особенности. Иногда люди опасаются психологов, не хотят, чтобы «кто-то лез вличную жизнь», но ведь тогда не удастся вскрыть и преодолеть ваши проблемы. Нельзя замыкаться. Многие дети с тяжелыми заболеваниями и их мамы замкнуты друг на друге, у них сужен круг общения, изо дня в день одно и то же. Но если расширить свои контакты, обмениваться эмоциями и опытом с другими семьями, тогда открывается «второе дыхание» и многие проблемы становится проще.